Франция в XIV—XV веках

Франция в XIV векеВ первой трети XIV века экономика Франции продолжала интенсивно развиваться. Дальнейшее развитие в городах ремесла и торговли и гесно связанное с этим широкое распространение в деревне денежной ренты внесли много нового в жизнь французско­го общества.

Все резче проявлялись острые социальные противоречия между богатой городской верхушкой и бед­нотой и средними ремесленниками. Чрезвычайно возрос­ший в XIV веке налоговый гнет еще более углубил эти проти­воречии. Резко увеличилось число городских восстаний; многие из них приобрели небывало ожесточенный харак­тер.

В начале XIV века королевский домен охватывал уже большую часть страны. Присоединение в XIII веке Лангедока (так стало называться бывшее графство Тулузское) дало Капетингам возможность проникать в юго-западные обла­сти не только с северо-востока, но и с юго-востока. Это зна­чительно укрепило позиции французского государства в борьбе против Англии.

В 1308—1309 годах к домену Капетингов отошла часть Аквитании — графства Ангумуа и Марш, а затем и почти все течение рек Дордони и Гарон­ны. В руках англичан осталась лишь узкая полоса вдоль Бискайского побережья от Сента до Пиренеев (причем с 1285 года Наварра, маленькое королевство в Пиренеях, счи­талось французским владением). На восточной границе были присоединены богатое графство Шампанское (1284) и крупный город Лион (1307).

Правление Филиппа IV

Многочисленные войны требовали значительных де­нежных средств. Были увеличены налоги (так называемая королевская талья)Филипп IV Красивый. Особенно большие субсидии короли требовали от городов. Сломив в основном самостоятель­ность крупных феодалов, король теперь мог не считаться с городами. Со времени Филиппа IV (1285—1314) короли стали постепенно лишать города их прав в области самоуп­равления и налогового обложения, все более подчиняя их себе политически.

Филипп IV начал облагать налогами и церковные зем­ли. Политическому подчинению крупных феодалов во многом способствовали Генералъные штаты, созывавши­еся, как правило, отдельно в Лангедоке и в Лангедойле. В этом органе были представлены три основных сословия, определявших социальную структуру Франции того времени. Все три сословия заседали отдельно, и каждое из них составляло особую палату. Палата первого сословия — духовенство — состояла обычно из архиепископа, еписко­пов, аббатов больших монастырей.

Второе сословие — дворянство — включало представителей лишь средних и мелких рыцарей, являвшихся естественной поддержкой королевской власти. Светская знать вообще не входила в число членов ни одной из палат: герцоги и графы составляли на заседаниях штатов окружение короля и не смешивались с депутатами. В третьей палате (с конца XV века она стала называться палатой «третьего сословия») за­седали представители «добрых городов» — мэры и члены городских советов, то есть богатейшие и влиятельнейшие в го­родах люди. Каждая палата имела лишь один голос, и ре­шение штатов в целом зависело от соотношения голосов палат.

Генеральные штаты не превратились в регулярно действующий политический орган. Они созывались лишь по инициативе короля и обсуждали предложенную им программу. По большей части штаты решали вопрос о суб­сидиях или поддержке короля в том или ином важном по­литическом деле. Роль духовенства и дворянства своди­лась к тому, что они разрешали королю взыскивать с жив­ших на их земле крестьян королевскую талью. Сами же фе­одалы государственных налогов не платили. Главную роль на штатах играли города, поддерживавшие политику централизации и дававшие королю основную часть субси­дий.

С окончательным оформлением сословно-представи­тельных собраний во Франции завершился процесс скла­дывания новой формы феодального государства — сослов­ной монархии (или феодальной монархии с сословным представительством), более централизованной, чем фран­цузское государство в XII—XIII веках.

В 30-х годах XIV века нормальное развитие Франции было прервано Столетней войной с Англией (1337—1453), приведшей к массовому уничтожению производительных сил, убыли населения и сокращению производства и тор­говли.

Столетняя война была в основном борьбой за юго-западные французские земли, находившиеся под властью ан­глийских королей. В первые годы войны немалое значение имело также и соперничество из-за Фландрии, где сталки­вались интересы обеих стран. Французские короли не оста­вили намерений подчинить себе богатые фландрские юрода. Последние же стремились сохранить независи­мость при помощи Англии, с которой они были тесно связа­ны экономически, так как получали оттуда шерсть — сырье для сукноделия. В дальнейшем главной ареной военных действий стал (наряду с Нормандией) Юго-запад, то есть тер­ритория бывшей Аквитании, где Англия, стремившаяся вновь овладеть этими землями, нашла себе союзников в ли­це еще независимых феодалов и городов.

Непосредственным поводом к войне послужили дина­стические притязания английского короля Эдуарда III, внука французского короля Филиппа IV. В 1328 году умер последний из сыновей Филиппа IV; Эдуард III заявил о своих правах на французскую корону, но во Франции коро­лем был избран старший представитель боковой ветви Капетингов Филипп VI Валуа (1328—1350). Эдуард III ре­шил добиваться своих прав оружием.

Война началась в 1337 году. Вторгшаяся английская армия имела ряд пре­имуществ перед французской: она была невелика, но хорошо организована, отряды наемных рыцарей находились под командованием капитанов, которые непосредственно подчинялись главнокомандующему. Французская же ар­мия распадалась на отдельные отряды крупных феодалов. В действительности король командовал лишь собственным отрядом.

Англичане победили на море (1340 год при Слейсе, у бе­регов Фландрии) и на суше (1346 год при Креси, на севере Пикардии), что позволило им взять в 1347 году. Кале — важ­ный в военном и торговом отношении город. Таким обра­зом, они не только сохранили, но и укрепили свои позиции во Фландрии.

Успешные военные действия велись англичанами и на юго-западе Франции, где ими были захвачены вскоре Гиень и Гасконь. Отряды англичан вместе с гасконскими ры­царями совершали грабительские набеги на центральные французские области, жгли города и села, захватывая бо­гатую добычу. В один из таких набегов в 1356 году им удалось наголову разбить основные французские силы и даже захватить в плен короля Иоанна Доброго (1350—1364).

Для Франции настало тяжелое время: казна была совершенно пуста, армии фактически не было. Дальнейшее ведение войны, выкуп пленников, в том числе короля, требовали огромных денег. Война усилила эксплуатацию кресть­янства. Увеличивались государственные налоги. Были изданы законы, запрещающие рост зарплаты, особенно тяжело отразившиеся на беднейших слоях сельского и го­родского населения.

Жакерия

ЖакерияВ конце мая 1358 года на севере от Парижа вспыхнуло крупнейшее в истории Франции и одно из крупнейших в ис­тории Европы крестьянское восстание. С необыкновенной быстротой оно охватило многие области Северной Фран­ции: Бовези, Пикардию, Иль-де-Франс, Шампань. К кре­стьянам примкнули деревенские ремесленники, мелкие торговцы, сельские священники. Восставших называли «жаками» (от обычной в то время клички крестьянина «Жак-простак»). Отсюда произошло появившееся позднее название «Жакерия» (Jacquerie). Современники же называли восста­ние «войной недворян против дворян», и это определение хорошо вскрывает суть движения.

С самого начала восстание приняло радикальный характер: жаки разрушали дворянские замки, уничтожали списки феодальных повинностей, убивали феодалов, стре­мясь «искоренить дворян всего мира и самим стать госпо­дами». Общее число восставших во всех областях, по сведениям современников, достигало примерно 100 тысяч человек.

Некоторые города открыто перешли на сторону кресть­ян, в других восставшие пользовались сочувствием город­ских низов. Парижане помогли жакам в разрушении мно­гих замков вокруг Парижа, послав на помощь несколько отрядов. Но настоящий союз горожан и крестьян не сло­жился, в результате чего восстание было подавлено.

После подавления восстания дворянство жестоко рас­правилось с крестьянами: казни, штрафы и контрибуции обрушились на деревни и села. Однако несмотря на победу, феодалы долго не могли забыть панического ужаса, охва­тившего их во время восстания, и боялись повышать фе­одальные платежи.

Жакерия разделила обычную судьбу крестьянских восстаний эпохи феодализма, которые неизбежно конча­лись поражением. Свою цель — уничтожение феодалов — жаки понимали отчетливо и активно ее осуществляли. Но их смутные социально-политические чаяния, сводившиеся к свободной жизни «без господ» под главенством «доброго короля», были неосуществимой мечтой. В этом проявля­лись монархические иллюзии, характерные для кресть­янских восстаний средневековья.

Из Жакерии королевская власть извлекла определен­ные уроки: была проведена налоговая реформа, упорядо­чен сбор субсидий и установлен контроль над сборщиками. Еще больший урок извлекла для себя городская верхушка. Она воочию убедилась в опасности, которая крылась для нее в народных движениях, и уже не пыталась больше бо­роться с королевской властью.

Волнения крестьян и городской бедноты, поражения от англичан на суше и на море заставили Францию пойти на заключение мира (1360) с Англией. Его условия были для Франции очень тяжелыми. Английские владения простира­лись теперь на юг от Луары вплоть до Пиренеев. Франция должна была готовиться к новым сражениям.

Был прове­ден ряд реформ: усилена появившаяся в это время артил­лерия, увеличены наемные отряды, укреплена власть коннетабля (главнокомандующего королевской армией). Огромные военные расходы легли тяжелым бременем на плечи народа — крестьянства и основной массы городско­го населения. В 1379—1384 гг. по всей стране прокатилась полна восстаний, начавшихся в городах Лангедока. Такие же восстания прошли и на севере — в районах, в которых ранее происходила Жакерия. Но главные события развернулись на юге страны, где разразилась настоящая крестьянская война, охватившая большую, чем Жакерия, территорию и длившаяся свыше двух лет (с весны 1382 года по лето 1384 года).

В 1415 году началось новое вторжение англичан во Фран­цию. Английский король Генрих V высадился с войсками в устье Сены и направился через Пикардию к Кале. В битве при Азенкуре в октябре 1415 году рыцарская армия арманьяков была разбита. Многие французские феодалы оказа­лись в плену или были убиты; в плен попал герцог Орлеан­ский. Затем англичане захватили Нормандию и Мэн. Сно­ва, как и в 1356 году, Франция осталась без армии и без денег. По сравнению с XIV веком положение было еще худшим, так как междоусобица не только сильно разорила страну, но и привела к расколу ее террито­рии. В это крайне тяжелое и опасное для Франции вре­мя борьбу с иноземными захватчиками возглавила Жанна Д’Арк, сумевшая добиться решающего перело­ма в войне.

Жанна Д’Арк

Жанна д’Арк родилась в 1412 году в местечке Домреми на самой границе Франции с Лотарингией. Ей казалось, что она слышитЖанна дАрк голоса святых, которые обещали ей свою помощь. Весть о начавшейся осаде Орлеана заставила Жанну решиться на крайний шаг. Она явилась в ближай­ший городок Вокулёр и сумела убедить его жителей и ко­менданта замка в том, что ей предстоит спасти Францию. Ей дали коня, оружие, мужскую одежду и провожатых.

Через занятые англичанами и бургундцами области она доб­ралась в Шинон к Карлу VII. В окрестностях и в самом Ор­леане народ уже знал о Жанне и верил в нее. Находясь в безвыходном положении, король поставил Жанну во главе армии, окружив ее своими военачальниками. Под их ру­ководством Жанна быстро усвоила военную тактику того времени, а ее природный ум и наблюдательность помогали ей ориентироваться в обстановке и принимать вер­ные решения. Жанна проявляла удивительную отвагу и эн­тузиазм, зажигая ими окружающих.

В конце апреля Жанна прибыла с армией в Орлеан. Ан­глийские укрепления под городом отстояли довольно далеко друг от друга, так как армия была недостаточно ве­лика, чтобы окружить город плотным кольцом. За четыре дня эти форты были взяты французами, и 8 мая — день этот и теперь празднуется в Орлеане — англичане сняли осаду крепости.

Победа под Орлеаном имела столь же ог­ромное значение, сколь велика была опасность потерять лот город. Кроме того, это была первая большая победа после многих поражений и долгих лет национального уни­жения. По всей стране прокатилась волна восторга, и сла­на о Жанне дошла до самых отдаленных уголков.

Необыкновенная популярность Жанны отодвинула в тень не только советников короля, но и его самого. В этом была причина охлаждения к Жанне со стороны Карла и его ближайшего окружения.

В мае 1430 года в стычке под Компьеном, куда Жанна явилась, чтобы выручить осажденный бургундцами город, она была захвачена в плен. Герцог Бургундский продал свою пленницу англичанам за 10 тысяч золотых. В конце 1430 году Жанну перевезли в Руан — центр английских вла­дений — и предали инквизиционному суду. Чтобы ума­лить значение военных успехов французов, англичанам нужно было осудить Жанну. Церковники во главе с епи­скопом Кошоном прибегли к излюбленному приему, обви­нив ее в колдовстве. Жанна мужественно защищалась, но инквизиторы пустили в ход все средства, чтобы ее погу­бить. Жанна была приговорена к смерти и в мае 1431 году по­гибла на костре. Карл VII, которому Жанна оказала боль­шую помощь, ничего не предпринял, чтобы спасти ее: уход Жанны д’Арк с политической арены был на руку королю и придворной клике. Лишь спустя четверть века Карл VII приказал пересмотреть судебный процесс, и героиня Фран­ции была признана невиновной в предъявленных ей обви­нениях.

Вопреки расчетам англичан и их пособников казнь Жанны д’Арк не спасла их. В 1435 году герцог Бургундский заключил союз с Карлом VII. Затем англичане потеряли Париж, Руан, Нормандию, Бордо, и на этот раз навсегда, в их руках оставался только Кале.

В 1453 году кончилась война, стоившая французскому на­роду неисчислимых жертв, ценой которых он спас незави­симость своей родины. Полностью был восстановлен госу­дарственный суверенитет Франции и ликвидированы при­тязания английских королей на французскую корону и французские земли.

Война нанесла тяжелый урон экономике Франции. Особенно пострадали северо-восточные провинции: запу­стение многих из них было настолько значительно, что в 1451 году король принимает решение освободить на восемь лет от налога тех крестьян, которые вернутся на прежние места.

В конце XV века трудолюбие крестьянства вернуло Франции известное изобилие пшеницы, французского вина, мяса и других продуктов, так что в урожайные годы зерно вывозилось в Анг­лию, Нидерланды, Испанию. Непрерывно рос экспорт высококачественных вин. Все это означало рост продуктив­ности именно крестьянского хозяйства.

Людовик XIДаже в самые тяжелые годы войны ремесло находилось в несколько лучшем состоянии, чем сельское хозяйство. За­щищенные крепкими стенами города не знали такого безудержного грабежа и разорения, которое выпало на долю деревни,—поэтому ремесло возродилось быстрее. К тому же Людовик XI (1423—1483), стремясь к развитию экономики страны, покровительствовал городам и особенно поощрял такие отрасли производства, как шел­коткачество, металлургия и металлообработка, книгопе­чатание, изготовление стекла, легких шерстяных тканей (более дешевых, чем сукно) и др. Он предоставлял раз­личные льготы и привилегии ремесленникам и купцам, вы­писывал специалистов из Германии и Италии.

Вторая половина XV века была для Франции периодом расцвета ярмарок — общефранцузских, провинциальных, местных, игравших большую роль в развитии общена­ционального рынка. Обеспечивая постоянные торговые связи между отдельными частями страны, ярмарки спо­собствовали развитию хозяйственной специализации про­винций. Крупная оптовая торговля велась на лионских и нормандских (в Руане и Кане) ярмарках, затем товары перепродавались на ярмарках местного значения. Очень выросло значение Лиона как крупнейшего торгового центра, связывавшего северные области с южными. Рас­цвела морская торговля, способствовавшая образованию крупных купеческих капиталов. Начало развиваться бан­ковское дело.

В 30-х годах XV века в связи с победами французской армии возобновился прерванный войной и длительной феодаль­ной междуусобицей процесс укрепления центральной королев­ской власти, которая в ту пору явилась выразителем на­ционального единства и государственного суверенитета.

К концу правления Людовика XI объединение страны в единое государство с крепкой центральной властью было в основном завершено. Вне французских границ в конце XV века оставались Лотарингия, Франш-Конте, Руссильон и Савойя, присоединение которых растянулось до середины XIX века. Значительно продвинулся, хотя еще далеко не за­вершился, процесс слияния двух народностей. В XIV— XV веках в Северной Франции сложился на основе парижского диалекта единый язык, развившийся затем в современный общефранцузский язык; однако на юге продолжа­ли существовать местные диалекты провансальского языка. Все же в XVI веке Франция вступила как крупнейшее из централизованных государств Западной Европы с раз­бивающимися экономическими связями, богатыми горо­дами и растущей культурной общностью.

Нет комментариев
Оставить комментарий:
(Не публикуется. Пишите свой реальный е-маил, чтобы мы не сочли Ваш комментарий спамом)