Гугенотские войны

В 50—60-е годы XVI века французская монархия пережива­ла тяжелый кризис. Итальянские войны закончились не­удачей. Расчеты французских феодалов на военную добы­чу, земли и должности в Италии не оправдались. Дво­рянство было крайне раздражено этой неудачей, обвиняя в ней короля и двор. Экономическое положение аристокра­тии после войны было близко к разорению. Дворянство спешило использовать гугенотские организации и движе­ние гугенотов, чтобы добиться от центральной власти уступок.

Так во Франции начались длительные междоусобные  войны, известные под именем гугенотских войн, продол­жавшихся 36 лет и оказавших громадное влияние на последующую историю Франции.

Началу гражданских войн во многом способствовала слабость преемников Генриха II, его трех сыновей: Фран­циска II (1559—1560), Карла IX (1560—1574) и Ген­риха III (1574—1589), нередко становившихся орудием интриг придворных феодальных клик. При дворе Фран­циска II задавала тон семья лотарингских феодалов Гизов. При Карле IX, начавшем царствовать с 10-летнего возраста, регентшей королевства стала его мать — по происхождению итальянка — Екатерина Медичи, делив­шая власть со своими фаворитами. В начале 60-х годов круп­нейшие феодалы особенно резко разделились на две рели­гиозно-политические группировки. Часть феодалов во гла­ве с Гизами держалась католицизма. К ним примыкала и Екатерина Медичи. Другую — оппозиционную — кальвинистско-гугенотскую партию возглавляли Бурбоны во главе с Антуаном Бурбоном, королем Французской Навар­ры, и адмирал Колиньи. При дворе имелась и умеренная партия «политиков», старавшихся, но не сумевших прими­рить противоположные стороны. Представителем ее был канцлер Лопиталь.

Гугенотские войны (1562—1598) начались в местечке Васси 1 марта 1562 года нападением герцога Гиза и его вооруженной свиты на собрание гугенотов во время их мо­литвы. Гугеноты дали отпор нападавшим. После этого начались настоящие военные действия, в ходе которых не стало старших представителей Гизов и Бурбонов — Франсуа Гиза и Антуана Бурбона.

В 1572 году при дворе возник план — примирить като­ликов с гугенотами путем заключения династического бра­ка между сестрой короля Карла IX — Маргаритой Ва­луа— и сыном Антуана Бурбона — Генрихом Навар­рским, лидером гугенотов. Но соглашение было сорвано Гизами и Екатериной Медичи. Приехавшие в Париж на свадьбу гугеноты были вероломно перебиты в ночь на 24 августа 1572 года, получившей название Варфоломеев­ской. Убийства гугенотов были организованы католиками и в других городах Франции. В Париже погибло более 2 тысяч гугенотов. Среди убитых был и адмирал Колиньи.

Второй период гугенотских войн

После Варфоломеевской ночи наступил второй период гугенотских войн. Он отличался большей ожесточенностью обеих сторон по сравнению с первым. Юг и запад в это время окончательно отделились от севера Франции. Там было создано самостоятельное союзное гугенотское госу­дарство. Входившие в общий союз различные провинции управлялись губернаторами из местной знати, выигравшей больше всех от этой «автономии».

В 70-х годах отчетливо оформилась и политическая идео­логия гугенотства, суть которой заключалась в организа­ции государственной власти путем «общественного догово­ра» между добрым королем и народом. Под «народом» подразумевалась «лучшая часть народа», то есть аристо­кратия.

На севере в середине 70-х годов католики организовали свой политический союз под названием Католической лиги. Во главе Лиги стоял сын умершего Франсуа Гиза — Ген­рих Гиз. Лига контролировала королевское правительство в Париже. Она резко возражала против попыток короля Генриха III заключить мир с гугенотами и предоставить им религиозную свободу.

Наибольшей ожесточенности борьба гугенотов с ка­толиками достигла в третий период — с середины 80-х годов. В это время шла уже восьмая по счету гугенотская война (1585—1589), получившая название Войны трех Генрихов, так как в ней участвовали одновременно Генрих Гиз, Генрих Валуа (король Генрих III) и Генрих Бурбон, носивший также титул короля Наваррского.

Сторонники Генриха Гиза открыто заявляли, что Гизы имеют больше прав на престол, чем Валуа, так как они, Гизы, будто бы происходили от самого Карла Великого. Ввиду того что у Генриха III не было наследников, лигисты требовали от короля формального объявления Генри­ха Гиза наследником престола. В 1588 году Генрих III начал стягивать войска к Парижу,готовясь произвести арест Гиза. Когда об этом стало известно в кругах Лиги, лигисты усилили свою агитацию в столице, и в Париже про­изошло восстание против короля.

Генрих III бежал из Парижа в город Шартр, надеясь по­том возвратиться в столицу и расправиться с мятежника­ми. Сначала Генрих III

решил отделаться от самого Гиза. С этой целью Гиз был приглашен к королю как бы с целью примирения с ним. В королевской приемной солдаты кон­воя закололи кинжалами лидера Лиги (22 декабря 1588 года). В ответ на это Париж отказался повиноваться Валуа, превратившись в независимую республику. По примеру Парижа и другие города превращались в города- республики.

Расчленение страны теперь уже было фактом не только  на юге, но и на севере. Генрих III пытался спасти свое по­ложение союзом с Генрихом Наваррским, которого он про­возгласил своим наследником. По заключении договора весной 1589 года оба короля пошли походом на Париж. Но в Париж Генрих III не вернулся: 1 августа 1589 года он был убит в своей резиденции. Со смертью Генриха III прекра­тилась династия Валуа. Генрих Бурбон, провозглашен­ный королем Франции под именем Генриха IV, стал родо­начальником новой французской династии — Бурбонов.

Нантский эдикт

Гугенотские войны завершились изданием в 1598 году Нантского эдикта. Генрих IV старался в нем примирить гугенотов с католиками. Эдикт объявлял католицизм го­сударственной религией Франции. По всей Франции вос­станавливалось католическое богослужение. Католическо­му духовенству возвращались земли и прочее имущество.

Но одновременно и гугеноты получили возможность испо­ведовать свою религию. Гугеноты получили право собирать свои церковные съезды (синоды) и особые полити­ческие совещания. Они получили право иметь при короле своих особых представителей. Им было оставлено около 200 крепостей в качестве гарантии выполнения прави­тельством статей эдикта.

Нантский эдикт был первым в Западной Европе при­мером установления религиозной веротерпимости. Ген­рих IV рассчитывал, что такая мера будет способство­вать подчинению гугенотов центральному правительству. Его расчет в значительной степени оправдался. Наиболее крупное гугенотское дворянство быстро начало отходить от политической оппозиции и вслед за Генрихом IV меняло свою религию.

После гугенотских войн промышленность и торговля испытывали большие затруднения. Сельское хозяйство многих провинций пришло в полный упадок. Государст­венные финансы были в совершенном расстройстве. В этих условиях восстановление сильной королевской власти было настоятельной необходимостью. Генрих IV перестал (после 1593 года) созывать Генеральные штаты и потребовал беспрекословной покорности от Парижского парламента. Также и в церковных делах Генрих IV не терпел вмешательства папы. Крупных феодалов король предпочитал подкупать.

Генрих IV сумел подобрать себе энергичных и способ­ных министров. Важнейшее значение правительство при­давало развитию сельского хозяйства: был упорядочен сбор налогов, отменены недоимки за прошлые годы, частично снижены налоги с крестьян. Для возрождения сельского хозяйства были проведены и другие меры: уста­новлен более свободный провоз хлеба из одной провинции в другую, организована осушка болот, поощрялось рас­пространение новых культур — кукурузы, свеклы, кормо­вых трав и т. п.

Правительство Генриха IV обращало большое внима­ние и на развитие мануфактур: шелковых, полотняных, кружевных, гобеленов и т. п. Генрих IV придерживался политики протекционизма в отношении французской про­мышленности. Ввоз иностранных промышленных изделий в страну был значительно ограничен; вывоз же сырья из Франции был запрещен с целью удешевления производст­ва отечественной промышленности. Казна начала в ряде случаев выдавать мануфактуристам для расширения про­изводства субсидии.

При Генрихе IV большое внимание было обращено на улучшение дорог; была установлена регулярная почта, при нем же вошли в практику омнибусы, совершавшие регулярные рейсы между отдельными городами Франции Экономическая политика Генриха IV шла навстречу интересам буржуазии.

Генрих IV вел чрезвычайно активную внешнюю поли тику, основное содержание которой составляли планы ко лонизации Канады и подготовки к войне с испанскими и немецкими правителями — Габсбургами. Однако реали зовать эти планы Генриху IV было не суждено: в 1610 г он был убит.

Наследнику Генриха IV, Людовику XIII, было всего 9 лет, когда он стал королем Франции. Регентшей коро левства стала его мать Мария Медичи. Началось расхи­щение королевской казны знатью и придворными. Мария Медичи меняла своих фаворитов и тратила на них огром­ные государственные средства.

В Генеральных штатах 1614 года выдвинулся и был замечен двором талантливый и энергичный епископ Ар­ман Жан дю Плесси Ришелье (1585— 1642), пере­шедший затем на службу в Королевский совет. (В 1619 году по представлению французского короля он получил от па­пы титул кардинала). В 1624 году Ришелье стал членом Го­сударственного совета и фактически руководителем го­сударства. На этом посту он оставался 18 лет и сумел мно­гое сделать для укрепления королевского абсолютизма.

Ставя интересы государства выше церковных интересов (хотя сам он был духовным лицом), Ришелье последо­вательно боролся с сепаратизмом, откуда бы он ни исхо­дил — от папы, или от светских феодалов, или даже от членов королевской фамилии. Его идеалом было могу­щественное централизованное государство, в котором король пользовался бы неограниченной властью над все­ми своими подданными, включая и дворянство. Сам дворя­нин по происхождению, Ришелье не собирался отменять сословные и имущественные привилегии дворянства, но он требовал, чтобы дворяне со своей стороны верно и энергич­но служили королю (прежде всего на военной службе) и подчинялись общегосударственным законам. Феодаль­ную оппозицию и всякого рода придворные интриги ари­стократов Ришелье преследовал беспощадно.

Были разрушены многочисленные замки феодалов, не имевшие государственного стратегического значения. Кар­динал строго преследовал дворянские дуэли. За участие в них дуэлянты высылались из Франции.

Ришелье удалось радикально разрешить гугенотский нопрос. У гугенотов были отобраны их крепости, унич­тожены особые гугенотские войска, закрыты особые гуге­нотские судебные палаты и т. д. Решение этого вопроса способствовало национальному единству Франции.

Ришелье реорганизовал систему французского управ­ления. Наибольшее значение в центральном аппарате при нем получили государственные секретари. Это были мииистры, полномочные руководители отдельных ве­домств. Главным министром, концентрировавшим в своих руках все нити государственного управления, был сам министр-кардинал. Королевский совет, состоявший из аристократов-дворян, стал при Ришелье фиктивным органом.

Громадное значение для дальнейшего развития абсо­лютизма имели интенданты полиции, суда и финансов, посылавшиеся из центра для управления провинциями. Эта должность не покупалась, не продавалась и не пере­давалась по наследству, как большинство других должно­стей французского государства. Назначаемые из Парижа чиновники-интенданты обязаны были следить за провин­циальными городскими муниципалитетами и за губерна­торами провинций.

В области экономической политики Ришелье продол­жал дело Генриха IV. Он энергично поддерживал разви­вавшуюся мануфактуру. При нем интенсивно заселялась французская Канада — «Новая Франция». Французы про­никли также на Антильские острова. Ришелье оказывал покровительство развитию французского торгового флота. Однако французская буржуазия по сравнению с нидер­ландской и английской, имея большие прибыли внутри страны, слабо втягивалась в торгово-промышленную и ко­лониальную деятельность. Тем не менее именно при Ри­шелье у Англии и Голландии начал появляться новый со­перник в захвате и грабеже внеевропейских стран.

Усиление централизации государственного аппарата, все возраставшие расходы на королевский двор и широкая внешняя политика требовали громадных денежных средств. Численность постоянных войск при Ришелье до­стигала уже 150 тыс. человек. Основным налогоплатель­щиком оставалось крестьянство с его по-прежнему рутин­ным земледелием, задавленным всякого рода феодальны­ми поборами. Одна талья возросла при Ришелье в четыре раза. В 1635—1636 годах произошли крупные восстания на западе — в Гиени, Ангулеме и Пуату. В 1639 году большое восстание происходило в Нормандии во главе с Жаном Босоногим.

Ришелье умер в 1642 году, в следующем году умер и Лю­довик XIII. Но абсолютизм во Франции был уже настолько укреплен, что в царствование преемника Людовика XIII — Людовика XIV — он достиг своего апогея.

Бурному политическому периоду истории Франции вто­рой половины XVI и первой половины XVII в. соответство­вали значительное оживление и прогресс в развитии французской культуры. Два момента ее истории этого вре­мени особенно обращают на себя внимание: 1) литера­турное оформление французского языка и зарождение так называемой классической французской литературы и 2) развитие французской рационалистической философии.

Французский язык подвергся тщательной литератур­ной обработке со стороны французских поэтов-гуманистов еще в первой половине и середине XVI века (Рабле, П. Ронсар и Ж. Белле). С одной стороны, они отмеча­ли высокие достоинства французского языка, с другой — указывали на необходимость его дальнейшего развития и обогащения как за счет классического латинского языка, так и путем большего приближения его к жизни посредст­вом использования народных говоров, в частности, «раз­говорного языка различных профессий».

В 90-х гг. XVI и первой четверти XVII в. идеи о необхо­димости реформы французского языка продолжал лите­ратор Франсуа де Малерб (1555—1628). Малерб старался выработать единообразные и (для писателей обязательные) правила французского языка как в его словарной, так и в грамматической основе, а также в отно­шении правил стихосложения, рифмы и пр. Он боролся за ясный, «разумный» стиль, за чистоту парижского языка. Деятельность Малерба значительно способствовала оформлению того классического французского языка, на котором писали впоследствии знаменитые писатели- классики французской литературы: Корнель (1606— (1684), Мольер (1622—1673), Лафонтен (1621 — 1695), Расин (1639—1699) и др.

Рационалистическая философия была представлена во Франции второй половины XVI века прежде всего гумани­стом Мишелем Монтенем (1533—1592). В своем главном произведении «Опыты» (1588) Монтень проводит в качестве основной мысли идею о главенстве разума, являющегося, по его мнению, высшим критерием в оценке явлений природы и общественной жизни.

Крупнейшим представителем французской рациона­листической философии XVII века был также Рене Декарт (1596—1650).

В учении Декарта содержались моменты яркой мате­риалистической мысли, оказавшей в дальнейшем сильное влияние на развитие материализма второй половины XVII и  XVIII веков не только во Франции, но и в Англии, Голлан­дии и других странах Европы.

Нет комментариев
Оставить комментарий:
(Не публикуется. Пишите свой реальный е-маил, чтобы мы не сочли Ваш комментарий спамом)