Парк Жоржа-Брассенса

Парк Жоржа БрассенсаПо обеим сторонам от главного входа в парк Жоржа Брассенс на улице Морийон (ежедн., с рассвета до темноты; метро Convention / Porte-de-Vanves) установлены два бронзовых быка. Это напоминание о том, что парк был разбит здесь в 1980-х на месте бывшей скотобойни Вожирар. Назван парк в честь легендарного поэта и певца, который жил поблизости в доме № 42 на вилле Сантос-Дюмон.

На территории парка сохранилась часовая башня скотобойни, окруженная водоемом, а сам парк стал прекрасным местом для отдыха, особенно для родителей с детьми, потому что здесь есть самые разнообразные развлечения для детей, в том числе куклы и карусели для маленьких детей, горная речка с соснами и березами, ульи и крошечный виноградник на террасах, стена для лазанья, а также сад пахучих трав и кустарников, предназначенный в первую очередь для слепых (сюда лучше прийти поздней весной). Рифленая пирамида с украшением в виде спиральной горки — это здание театра «Сильвия Монфор».

По субботам и воскресеньям можно взглянуть на бывший конный рынок, расположенный между парком и улицей Брансьон, к востокуПарк Жорж-Брассенс в Париже от парка, где ныне раскладывают свой товар букинисты. У западной части парка, в уединенном саду в переулке Данциг рядом с улицей Данциг, находится необычное здание в форме многоугольника, известной под названием «Улей» (Ла-Рюш), так как его небольшие помещения, расходящиеся во все стороны от центральной лестницы, напоминают соты пчелиного улья. Здание было спроектировано Гюставом Эйфелем как винный павильон для Всемирной выставки 1900 года.

Перенесенное в это место, оно стало прибежищем для многих художников и скульпторов. Здесь жили Фернан Леже, Модильяни (недолгое время), Шагал, Сутин, Осип Цадкин и многие другие, в основном еврейские беженцы, спасавшиеся от погромов в Польше и России. Леже, сумевший избежать нищеты, вспоминал, как однажды его пригласили на ланч четверо беженцев из России, которым удалось выручить несколько франков за кошачьи шкурки, а из самих кошек они приготовили фрикасе с водкой. «Оно жгло рот и странно пахло, но все же это было лучше, чем совсем ничего», — заметил Леже. В наши дни здание остается чем-то вроде Вавилонской башни, ведь здесь по-прежнему про¬должают жить художники из разных стран — ирландцы, американцы, итальянцы и японцы.

Торговый квартал

Если вы пойдете вниз по авеню Мотт-Пике, мимо Военной школы, вы в пол¬ной мере ощутите атмосферу Торгового квартала (Картъе-дю-Коммерс). Это вполне благопристойное место, где в закусочных полно офицеров из Военной школы, а все 150 дорогих антикварных магазинов в консервативной Швейцарской деревне (Виллаж-Сюисс) (открыты чт-пн) демонстрируют обстановку в духе Людовика XV или Второй империи. На бульваре Гренель, где поезда метро с грохотом едут по металлическому молу, все немного успокаивается и становится проще.

Простирающаяся от бульвара на юг улица Коммерс, с симпатичными домами со ставнями, маленькими магазинчиками и кафе, отличается явно сельским очарованием. Эта респектабельность, должно быть, произвела сильное впечатление на представителей рабочего люда, которые когда-то приходили сюда обедать в четырехэтажное здание кафе «Коммерс», а также на Джорджа Оруэлла, который отважился устроиться здесь мойщиком посуды, свои впечатления от этой работы он описал в своей книге «Фунты лиха в Париже и Лондоне». Ближе к южной части улицы раскинулась площадь Коммерс, которая известна своей эстрадой для оркестра конца XIX в., а конец этого пути красиво завершает расположенная позади церковь Сен- Жан-Батист-де-Гренель.

Нет комментариев
Оставить комментарий:
(Не публикуется. Пишите свой реальный е-маил, чтобы мы не сочли Ваш комментарий спамом)