Шампанское Вдова Клико

Имя этой женщины в России 19 века знали все, ведь ни одно знаменательное событие не происходило без игристого «вдовьего» напитка, ставшего настоящей притчей во языцех. Как это произошло?

Вино из провинции Шампань многие годы считали происками дьявольских сил. Французов пугали страшными увечьями – отсутствием глаз, уродливыми шрамами и покалеченными руками и ногами. Время от времени бутылки взрывались сами по себе, а потому считались дьявольскими. Спускаться за ними в погреб было небезопасно – делали это, только надев защитную металлическую маску.

В особенно опасные периоды, например, в марте, когда температура резко повышалась и взрыв одной бутылки тянул за собой цепочку других, подвалы напоминали преисподнюю. По полу стекали пенные реки и зрелище представлялось глазам поистине ужасающее.

Способов бороться с вакханалией особенно не было, но сограждане старались как могли – делали наклонные полы, а затем собирали и продавали ювелирам осколки. Целые бутылки, пережившие нахождение в погребе, были для хозяев настоящей наградой.Шампанское Вдова Клико

В те времена женщины в подвалы с шипучим напитком не стремились – ничего хорошего их там не ожидало. Более того, считалось, что при приближении дам к напитку в неподходящее время могло превратить его в уксус.

Однако дочка мэра города Реймса, будучи в папу, особой весьма прагматичной, пиетета перед подземельем не испытывала. Мсье Понсарден, ее отец, до Великой французской Революции был ярым монархистом. Иначе и быть не могло для француза, привыкшего наблюдать за коронацией монархов во всем ее великолепии.

Однако даже это не помешало изворотливому мсье Понсардьену изменить взгляды и стать сначала якобинцем, а потом и ярым бонапартистом. Более того, Наполеон присвоил ему баронский титул, который тот сохранил и после обратного установления монархии. Что бы ни происходило в стране, у папаши Понсардьена всегда были полны закрома, а богатство с каждым годом лишь приумножалось.

Его дочь Николь была единственной наследницей немалого состояния. Кроме этого девочка ничем не выделялась среди сверстников: красотой она не блистала и особых талантов также не проявляла. Сохранилась легенда, что мать еще в детстве говорила дочери: «Ты прославишься вскоре после замужества, моя дорогая!»

В 1798 году родители выдали дочь за Франсуа Клико. О любви речи не шло, когда замужество было удачной сделкой обеих семей. В качестве приданного Николь принесла виноградные угодья в семью свекра, уже владевшего тогда заводами по производству шампанского. Филипп Клико вскоре после женитьбы сына открыл компанию «Клико и сын». Винодельческий бизнес был чем-то вроде хобби – основным интересом мсье Клико было банковское дело и торговля шерстью.

Поскольку на ведение всех дел времени у главы семейства не хватало, винный бизнес он передал своему сыну. Николь в расчет не бралась – что взять с женщины?

Однако в 1805 году с внезапной смертью Франсуа ситуация резко изменилась. 27-летняя Николь осталась вдовой с маленькой 3-летней дочуркой Клементиной. Молва в городе судачила, что молодая вдова не сильно горюет о смерти супруга и скоро обзаведется новым мужем, а виноградники продаст вместе с заводом. Ведь не будет же винодельческим бизнесом руководить женщина.

Единственное, что интересовало общественность – это за сколько будет продан бизнес.

Но неожиданно через несколько дней после похорон вдова объявила, что отныне она будет заведовать новой фирмой Veuve Clicquot-Ponsardin (Veuve – уважительное обращение к вдове во Франции того времени) единолично. Компания также должна сменить вид деятельности и отныне станет заниматься исключительно шампанским.

Такое заявление шокировало всех. Стали ходить толки, что сидя в опустевшем доме и наблюдая за упадком семейного дела женщина совершенно сошла с ума, а постаревший от горя свекр просто пошел на поводу у безумной Николь. Единственным вопросом, волновавшим всех, стал: «Сколько времени понадобиться ненормальной, чтобы окончательно угробить семейный бизнес?»

Не менее распространенной стала версия об участии в делах нечистых сил. Ведь очевидно, что, если женщина пригребла все дела к рукам, не обошлось без дьявола. Очевидно, она продала душу супруга в обмен на помощь. Другого объяснения произошедшему просто существовать не могло.

Так и порешили. С тех самых пор и до самой смерти Николь Клико сопровождали подобные слухи. А подпитывал их небывалый успех девушки, дела которой сразу пошли в гору.

Шампанский бизнес

Согласно легенде, только приступив к руководству домом Veuve Clicquot-Ponsardin, вдова приказала перенести большой дубовый стол из кабинета в винный погреб. Работая сутками напролет, Николь тщательно изучила все стадии производства шампанского: от подготовки и выбора почвы, до свойств лозы и закупоривания бутылок с разлитым содержимым.

Вдова работала, не подымая головы каждый день до позднего вечера на протяжении нескольких лет, чтобы отвечать самой же введенному правилу, которое однажды она поведала своим виноделам: «У моего вина будет только одно качество – наилучшее!»

В остальное время Николь разговаривала с клиентами, выслушивала их пожелания, записывала претензии и предпочтения, а потом что-то помечала в блокноте, думала и анализировала. Чаще всего ей встречалось недовольство мутным остатком, который непременно скапливался на дне бутылки. Убрать неприятный осадок виноградарям не удавалось, как они не пытались это сделать – любимые всеми пузырьки моментально улетучивались, стоило только попробовать открыть бутылку. Но тогда шампанское теряет то, что отличает его от обычного вина. Замкнутый круг.Дом шампанского Veuve Clicquot

Именно из него удалось выйти вдове, сидя в винном погребе. Долго это было тайной, покрытой мраком. Все, кому не лень при упоминании этого поминали дьявола. Но покупатели все равно возвращались к Николь за чистейшим шампанским без следов противного осадка на дне.

Секрет вдовы Клико раскрылся лишь спустя 10 лет. Вот до чего додумалась сообразительная женщина: в полках, на которых раньше хранилось шампанское, были проделаны дырки, в которые под наклоном ставили бутылки пробкой вниз. Они хранились там какое-то время, периодически их поворачивали, меняя угол наклона – и весь осадок оставался на пробке. Напиток замораживали и только после этого аккуратно откупоривали, заменяя крышку на новую. Таким образом в бутылке, чистой от осадка, оставалось только чистейшее шампанское. Этот метод назвали «реюмаж».

После раскрытия секрета, таким способом стали пользоваться все производители пузырящегося напитка. Однако те 10 лет, которые они упустили, позволили госпоже Клико заработать для своего дома имя первого винного дома в Шампании.

Однако ситуация в Европе в то время требовала от бизнесменов больше, чем просто сообразительности винодела. Свирепствовала война, люди жили впроголодь, во Франции главенствовал террор, в Вене аристократия бедствовала, потому что не удавалось сбыть даже пшеницу. Торговля предметами роскоши практически остановилась. Представитель дома Veuve Clicquot-Ponsardin в Австрии сообщал, что дела идут очень плохо и улучшений не предвидится.

Угроза атаки английского флота привела к запрету водных транспортировок. Последней каплей должна была стать война между Россией и Францией.

Однако мадам Клико была достаточно предприимчива, чтобы предвидеть такое стечение обстоятельств. На протяжении нескольких лет ее помощник Луи Бонэ разъезжал по Европе, в поисках наиболее прибыльных рынков сбыта. Его выбор остановился на России.

В 1806 году он был представлен царской чете и в скором времени отправил сообщение хозяйке: «Грядет радостное событие. Царица беременна. Если родиться наследник, в огромном государстве шампанское будет течь рекой. Но не подавайте виду перед конкурентами, иначе все они сразу рванут на север».

Он оказался прав, как только принц появился на свет виноделы со всей Франции – Моэ, Рюннар, Жаксон, Родерер — отправились к берегам Невы. Там они старались дипломатично предложить «ни к чему не обязывающий ящик вина для Вашего дома», однако в ответ слышали лишь: «О, благодарю! Но мой винный погреб уже заполнен годовым запасом Кликовского». Именно так прозвали в России шипящее вдовье вино.

Луи Бонэ, получавший за свою работу щедрые комиссионные, писал хозяйке, рассказывая как русские приходят в восторг от напитка: «Они радуются как дети, наблюдая за выскакивающей пробкой и пенящимся ручейкам стекающим дамам на платья». Госпожа Клико учла эту особенность и вино для российских клиентов делала особенно игристым.

Проспер Мерине писал: «Мадам Клико напоила Россию. Ее вино здесь называют Кликовским и знать не хотят никакого другого».

Вся Шампань, конечно, снова вспомнила о причастности к бизнесу вдовы нечистой силы. Кто еще как не черт подсказал ей идеальный герб для дома Veuve Clicquot-Ponsardin – якорь, начертанный почти как на гербе Санкт-Петербурга к тому же образовывался фамилиями Клико и Понсарден при написании. Ни с кем не советуясь, Николь ввела этот герб и попала «в яблочко».

Война войной, а шампанское – в Россию

С приходом к власти Наполеона порядки изменились. Ввоз вина из Франции в бутылках был запрещен. Казалось – это конец для шампанского, ведь перевозить его в бочках невозможно. Луи Бонэ оказался в сложной ситуации, изворачиваясь, как только возможно, чтобы не быть высланным из России. Или что еще хуже – быть объявленным французским шпионом.

Он изобрел способ, который, однако, не позволял перевезти достаточное количество игристого вина – его транспортировали в бочках с кофейными зернами. Этого было недостаточно и в 1809 году Луи Бонэ вернулся во Францию.

Российская аристократия скучала без Кликовского, допивая последние сохранившиеся в погребах запасы. Луи Бонэ, пребывая в Шампани был почти уверен, что счастливые времена вернуться. Его чаяния разделяла и Мадам Клико, несмотря на то, что однажды русские вторглись в ее собственные владения.

В истории дома Veuve Clicquot-Ponsardin есть такой эпизод. Однажды отдых вдовы был прерван истошными криками прислуги: «Мадам! Они в нашем доме, взломали дверь и пьют наше вино!». Николь не тронулась с места, ответив: «Пускай пьют! Позже они за все заплятят».

И они заплатили. Несмотря на запрет Луи Бонэ зафрахтовал стоявшее в Руане голландское судно, решив перевозить на нем вино небольшими партиями. Незамеченным корабль покинул Руан, взяв курс на Кеннингсберг. На борту было 10000 бутылок!Подвалы дома шампанского Вдова Клико

Рассказывают, что Луи Бонэ взял так много шампанского, что не хватило места даже для его кровати. Всю поездку он трясся на каждой бутылкой, ведь на борту было уникальное шампанское 1811 года разлива. Его прозвали «благословенным кометой Галлея».

Луи Бонэ писал Николь, восторгаясь вкусом вина и описывая произведенный им эффект: «Оно потрясающе на вкус. Пробуя его следует привязать себя к стулу, иначе вы рискуете оказаться под столом вместе с хлебными крошками». Его называли «вином кометы» и оно действительно произвело такой фурор, что о нем написал даже Пушкин в своем «Евгении Онегине»: «Вошел: и пробка в потолок, вина кометы брызнул ток!»

В то время, когда Бонэ пришвартовался к берегам Кенингсберга, там отмечали день рождения прусского короля. Сориентировавшись в ситуации хитрый Луи стал говорить местным торговцам, что партия уже распродана, однако в порядке исключения он готов сделать исключение для тех, кто готов заплатить исключительную стоимость.

Довольный своей предприимчивостью он восторженно сообщал хозяйке: «Хотел бы я, чтобы вы это видели! Две трети высшего общества у моих ноги! У моего номера выстраиваются очереди стоит лишь сообщить адрес. Благодаря вашему нектару мне не нужно искать заказы – они находят меня сами!»

Однако на этом Боне не остановился и с ящиком Кликовского на свой страх и рис отправился в Санкт-Петербург. Стоит ли говорить, что бутылки разлетелись во мгновение ока. А заказов Луи Бонэ привез на годы вперед, так что, когда официальный запрет был отменен через месяц, к берегам России отправилось судно с 20000 бутылок на борту.

Там они были немедленно выпиты в честь победы над Наполеоном и во славу вдовы Клико. Продавали шампанское по невиданной цене – 12 рублей за бутылку! За эти деньги можно было снять в Санкт-Петербурге просторные апартаменты с прислугой и поваром. Предсказания Николь сбылись в полной мере – русские заплатили сполна.

А мадам Клико в свою очередь щедро отблагодарила верного Луи Бонэ – он смог оставить неспокойную работу и вернуться к своим поместьям в Германию, где и существовал безбедно оставшиеся годы.

Остальные работники также были отблагодарены Николь – долгие годы она называла свои подвалы в их честь.

Медные трубы

Пик успеха дома Veuve Clicquot-Ponsardin наступил в 1814 году. Шампанское практически не продавалось в Европе – основной экспорт был направлен в Россию. Напиток стал так популярен, что Николь Клико провозгласили Гранд Дам. До сих пор так называется знаменитый брют, на этикетке которого изображена вдова Клико. Оно уникально своей выдержкой – 10 – необычайно долгий срок для игристого вина. Позже Николь приобретает новый виноградник и шампанское стало еще лучше.

В память о непревзойденной хозяйке вино дома Veuve Clicquot-Ponsardin до сих пор переворачивают вручную.

Интересная история связана и с появлением знаменитой оранжевой этикетки. Говорят, однажды Николь зашла в винную лавку и была раздосадована отсутствием своего шампанского. Когда она спросила об этом продавца, он указал на «родной» продукт, сливающийся с остальными бутылками вина.

Озадаченная этим, Николь вернулась домой, взяла в руки краски и начала творить. Так появился знаменитый цвет этикетки, затмевающие других производителей. Откуда возник именно такой цвет никто не знает, но, возможно, это связано с именем единственной дочери Мадам Клико – Клементина – ассоциируется со смесью апельсина и мандарина, который называют клементином.

Для девочки семейный бизнес был не особо интересен. Николь отдала ее в английский монастырь в Париже, а когда забрала ее оттуда в 1817 году, Клементина была разочарована, поскольку находила жить в провинции излишне скучной. На что мать лишь отвечала ей: «Не волнуйся, малышка, я куплю тебе ум, когда выдам замуж..».

Так и произошло. В 1918 году Николь выдала дочь замуж за бедного, но умного и красивого паренька – графа Людовика Де Шевине. Она купила молодоженам замок, желая угодить и дочке, и зятю, мечтавшему о собственном поместье.Экскурсия в дом Вдовы Клико

Сама же Мадам Клико так и не вышла замуж во второй раз. В более зрелом возрасте это не интересовало ее так же как и в юности. С годами она становилась все менее женственной, а вот ее деловые качества: решительность, трезвый взгляд и проницательность никогда ей не отказывали. Всю жизнь она посвятила «дьявольскому вину» — продавая драгоценности, подписывая закладные, выискивая способы заработать больше, а когда удавалось – покупая виноградники Гранд.

Жизнь Николь нисколько не изменилась со времен грандиозного успеха в 1814 году – вплоть до своей смерти в 1866 году она все так же продолжала работать в доме Veuve Clicquot-Ponsardin каждый день до позднего вечера.

Свое дело она завещала компаньону, которого к разочарованию и негодованию всей родни, выбрала сама.

Говорят, что в шампанском есть дух противоречия. Это записано в самой парадоксальной истории этого парадоксального напитка, изобретенного самой странной женщиной своего века. Белое вино, получающееся из черного винограда, растущего даже на самой непригодной почве. Праздничное вино, вынесенное на свет гребнем столетия, полного крови и войны. Успех, возникший ниоткуда и вопреки всему.

Однако Николь Клико не единственная женщина, вписанная в историю виноделия. Однако она стала первой. После этого мир узнал о Луизе Поммери из викторианской Англии, которая после смерти супруга на протяжении более чем 40 лет самостоятельно управляла компанией, пройдя вместе с ней через прусскую оккупацию. После ее кончины в 1890 году, за гробом шествовало более 20 тысяч человек.

В 20 веке была вдова Камилла Родерер. После смерти супруга она управляла домом Луи Родерер, которому царь Николай II официально присвоил звание Поставщика Двора Его Императорского Величества.

В 1941 году потеряв супруга, мадам Лилли Боллинже смогла сохранить бизнес.

Так женщины оставили неизгладимый след на истории виноделия, привнеся в него виды идеально сделанного шампанского с отличной запоминающейся этикеткой. Именно поэтому настоящие знатоки и любители шампанского всегда поднимают тост за «шампанских вдов».

Если вы хотите узнать больше о знаменитой Мадам Клико, отведать божественного напитка, мы приглашаем Вас на экскурсию в Шампань.

Все информацию можно получить, написав нам ofr2nce@gmail.com

Кстати, тоже интересно :

Нет комментариев
Оставить комментарий:
(Не публикуется. Пишите свой реальный е-маил, чтобы мы не сочли Ваш комментарий спамом)